Категория:

Примерно с неделю назад я разместила в интернете анонимное объявление на сайте знакомств для секса... Просто от скуки. «Ласковая девочка ищет друга с фантазией и без запретов для совместных приключений» — в таком духе. И я получила 86 ответов менее, чем за 12 часов. Самое забавное было то, что после 20—30-ти просмотренных ответов остальные читать мне вообще не захотелось. Потому что... скучно. Штампованные сообщения без какой-либо искры. Абсолютно все. Выбрать из этой серой массы «привет-пообщаемся-мне 35» было невозможно. И я просто забила.

Было четкое ощущение, что все эти парни живут в абсолютно сером и скучном мире, и только и ждут, что вот-вот по щелчку пальца в их жизни появится эдакий Тайлер Дерден в женском обличьи и превратит их жизнь из унылого говна в трэш и веселые приключения.

С фантазией и без запретов.

Но нет.

Не всем так везет...

... а мне повезло.

Мудрые и наученные опытом окружающие меня люди говорят: «Тебе скоро тридцать, нужно перестать выбирать и выйти замуж... Создать семью... Родить детей... Варить борщ... « Я улыбаюсь, киваю, молча прохожу мимо, чувствуя себя полным ничтожеством.

А Он высылает мне 4 фотографии своего стоящего члена говорит:

— Хочешь приключений?

И я отвечаю:

— Хочу.

Когда Он говорит Приключения — это значит, что для меня произойдет что-то из ряда вон выходящее. Что я буду выбита из зоны комфорта на расстояние примерно от Земли до Марса.

Но я согласна, я хочу этого.

Он выдает перечень инструкций. Прихорошиться, натереться ароматным маслицем (которое Он подарил при прошлой встрече), подготовить попку, одеть чулки с поясом, босоножки на каблуках, легкое платье, без лифчика и трусиков. Взять с собой повязку или маску на глаза. Называет время и незнакомый адрес, куда нужно приехать. Квартира будет открыта, нужно зайти в комнату, одеть маску и встать на колени. На этом все мои действия заканчиваются.

— Страшно? — спрашивает Он.

— Очень, — отвечаю я. — Меня всю трусит.

— Так и должно быть, доверься мне, — и я доверяюсь.

С трудом досиживаю до конца рабочего дня, все мысли об этом приключении. Что будет? Кто ждет меня там? А Он будет?... Уверенность в том, что Он не упустит шанс посмотреть, как я дрожу в чужой квартире, в маске и на коленях, меня несколько успокаивает.

— Течешь? — интересуется Он.

— Нет, я в ужасе. — отвечаю я. А потом иду в туалет и понимаю, что теку. Сильно теку. Но я не чувствую возбуждения, только животный ужас. Руки начинают дрожать.

Я прихожу домой в 19.00, перехватываю что было под рукой, выпиваю банку энергетика — ночь предстоит длинная. Я так дрожу, что даже не получается с первого раза набрать смс.

Я собираюсь. Мою голову, укладываю волосы, делаю клизму, натираюсь маслом. Когда я делаю клизму, я понимаю, насколько я взбудоражена и возбуждена: из киски сползает прозрачная капля.

Трачу на сборы почти 3 часа. Все по инструкции. Сборы занимают несколько больше времени, чем я планировала, потому что руки предательски дрожат, приходится несколько раз подправлять макияж.

На улице 30-ти градусная жара, но я одеваю чулки кремового цвета, черный пояс и черную кружевную подвязку, черные босоножки на шпильке. На шею одеваю черное украшение тоже из кружева. Смотрюсь в зеркало... И сама офигеваю от того, насколько круто я выгляжу.

Сверху надеваю легкое черное платье-рубашку по колено и без рукава, металлический пояс на талию. Платье застегиваю под горло, чтобы кружевное украшение не торчало. Сажусь напротив зеркала прямо на журнальный столик и насладжаюсь видом наверное с пять минут. Потом вызываю такси, крашу губы красной помадой, собираю пакет с маской, зажимами для сосков и смазкой. И выхожу из дома.

Босоножки немного на меня велики, в чулках это особенно чувствуется, ножка скользит, и я еле шагаю по подъезду.

Выходя из лифта на первом этаже сталкиваюсь с какой-то незнакомой толстой соседкой, которая явно отмечает мой нарядный вид.

Обычно я люблю поболтать с таксистами о том о сем, но не в этот раз. Я угрюмо молчу и дрожу, прижимая к себе пакет с маской. Мы едем до места примерно 20 минут, которые кажутся мне вечностью.

Когда мы подъезжаем к месту, я пишу Ему сообщение, что доехала, и он отвечает, что меня ждут. В моих мыслях сомнение и смятение, и когда я выхожу из такси, проверяю, не намокло ли платье... Таксист, вероятно, это замечает, но мне уже все равно.

Я подхожу к подъезду, понимая, что еще не поздно повернуть назад, уехать домой и закутаться в постельке перед телеком... и все закончить. Навсегда. Оставить Его с его приключениями, в самой вернуться в свою среднестатистическую жизнь. И я медлю. Соблазн сбежать так велик и легок... А войти в чужой подъезд и неизвестность — сложнее некуда. Меня просто разрывает.

Внезапно дверь подъезда открывается, и выходят две девушки. Я на автомате ловлю дверь и вхожу. Теперь уже деваться некуда, проскальзываю мимо консьержки, краем глаза отмечая, что она лежит на диване в пледике.

Дом новый, стены лифта закрыты разобранными коробками, и я очень сожалею, что нет зеркала.

Расстегиваю 2 нижние пуговицы платья, почти до киски, так чтобы был виден при ходьбе край чулок и подвязку. Выхожу на указанном этаже.

Я не сразу нахожу нужную квартиру, сначала сворачиваю не в ту сторону, задумчиво брожу между не подписанных квартир. Мозг уже отключился и я испытываю скорее чувство обреченности, чем радость и предвкушение.

Наконец, я нахожу нужную квартиру, останавливаюсь перед дверью, выдыхаю... потом вдыхаю... потом опять выдыхаю... и вхожу в полумрак.

В квартире пусто и темно, комната освещается только включенным телевизором. Атмосфера — не жилая. Я надеюсь приметить хоть пару личных вещей хозяина, но ничего не вижу вокруг, от переживаний взгляд еле фокусируется на чем-либо.

Сначала я не могу придумать, куда приткнуть мою достаточно большую сумку, и делаю пару-тройку беспорядочных шагов по комнате. Потом внезапно пугаюсь, что вот-вот кто-то войдет, и я испорчу сюрприз, поэтому кидаю ее просто в угол.

Внезапно я понимаю, что в инструкции не было сказано, встать лицом ко входу или к окну, поэтому я в небольшом замешательстве. В итоге я одеваю маску и становлюсь лицом ко входу. Прислушиваюсь к тишине. Руки дрожат, и я ощущаю их как будто лишними, некуда деть. В итоге пристраиваю их на бедрах, но это не помогает унять дрожь.

Я стою так, прислушиваясь к тишине, очень долго. Может всего минуту, но по ощущениям — час. Снизу маска прилегает не совсем плотно, и я могу видеть малюсенький кусочек пола перед собой. Больше всего я боюсь, что кто-то подойдет ко мне не заметно и напугает меня резким движением, поэтому я затихаю и не шевелюсь, прислушиваясь.

Сердце колотится так, что я слышу его удары.

Меня не покидает ощущение, что в квартире я не одна, хотя вокруг царит абсолютное безмолвие.

А потом я слышу, как открывается и закрывается входная дверь. Теперь уже деваться некуда.

Чувствую, что кто-то подходит ко мне... в лицо тыкается член. Я открываю рот и беру его язычком. Член не возбужден, я чувствую крайнюю плоть, прикрывающую головку, стриженный пах и волосы на основании члена. И понимаю, что это — не Он.

Что я чувствую — ступор. Продолжаю сосать, но в голове совершенная пустота и замешательство... и я просто сосу.

Дрожь отпускает, член вовсе не плох, мне совсем не противно, и уже хочется поднять его.

А потом внезапно я чувствую пару рук на моих бедрах. Почему-то они кажутся мне очень холодными, я взвизгиваю и дергаюсь. А потом понимаю, что это Он, я в безопасности, его руки гладят мою киску, а потом голову, член прижимается к моему лицу. И я переключаюсь на него... И уже окончательно узнаю. И да, кажется именно в этот момент в моей голове происходит дофаминовый взрыв. Впервые за наше общение.

Его руки пытаются снять с меня маску, но я сопротивляюсь: очень боюсь ...

увидеть этого второго парня... Боюсь, что он мне не понравится.

Дрожь уходит, в голове нет ни одной мысли.

Потом Он разворачивает меня и кладет на журнальный столик или стул. Пристраивается к моей попке, а я сосу второму парню. Столик (стул?) больно впивается в живот, моя помада размазалась по лицу и двум членам, коленям больно на ламинате, но мне все равно.

Потом Он разворачивает меня к себе и снимает маску, и я шепчу: «Ненавижу тебя...»

Он целует меня и спрашивает, нравится ли мне происходящее, но я до сих пор в растерянности и ужасе, и не могу соврать, только смотрю на Него и молчу в ответ.

А потом я вижу того второго парня... Почему-то мне казалось, что он будет темноволосый, но он оказывается рыжим, с бритой головой, красивым телом и татухами. Он молчалив и несколько смущен. Я делаю ему минет с большим удовольствием, но у него долго не встает. Меня это не особо смущает.

Когда Он пристраивается сзади и несколько раз болезненно ударяет меня по попе, что я вскрикиваю, член второго парня мгновенно твердеет, и меня это тоже заводит. Член у него достаточного размера, но за счет небольшой головки легко проскальзывает в горло, и этот парень периодически прижимает мою голову к себе, вставляет максимально глубоко, и держит, пока у меня не заканчивается воздух, горло сжимается от рвотного рефлекса, и я начинаю вырываться. Я жалуюсь ему, что мне нечем дышать, на что он мягко и весело отвечает, что это и не нужно.

Мне очень хочется, чтобы меня наконец потрахали в киску, и когда я уже готова попросить об этом, Он сажает меня на член второго парня, а сам входит сзади. Я много раз представляла себе, как это будет, и даже в своих одиноких играх с вибратором и прочими игрушками пробовала что-то подобное... Но то, что я чувствую в тот момент, совершенно не похоже на ожидаемые мною ощущения. Мои дырочки болезненно растянуты, мне приятно и дискомфортно одновременно. Парни двигаются в такт, и я кажется кричу. Это длится целую вечность, мое тело как будто сведено в приятном спазме от напряжения, руками я опираюсь о стену.

Потом Он выходит из меня, а его друг засовывает свой член в мою растянутую попку без какого-либо усилия и начинает трахать. А Он в это время наслаждается зрелищем и играет с моей киской. И Его член стоит, с самой первой секунды, когда я сосала Ему в маске и до сих пор.

События этой ночи смешиваются у меня в голове. Кажется после этого мы делаем перерыв и едим фрукты, а может быть перед фруктами я ложусь на спину и его друг трахает меня в киску. В какой-то момент я понимаю, что каждый раз, когда Он отходит от кровати, я начинаю беспокоиться, отвлекаюсь от процесса и ищу Его взглядом. И когда Он смотрит на меня, и наши взгляды встречаются... я вижу в Его глазах что-то новое... обычная строгость и суровость смягчаются, взгляд затуманивается, но я не могу сказать, что именно в нем: то ли нежность, то ли одобрение. А потом все возвращается на свои места: в Его взгяде злость, он ложится на меня сверху и тихо, со сдерживаемой яростью говорит:

— Шлюха... Ты зачем приехала, блядь? — я молчу в ответ, и Он дает мне несколько пощечин, придушивает меня и повторяет вопрос.

— Ты сказал, и я приехала, — еле выдавливаю я в ответ, и снова получаю порцию пощечин, на этот раз намного более жестких и болезненных.

Он замирает и просто смотрит на меня сверху вниз. Я смотрю на него в ответ... время останавливается, и в этот момент на меня накатывает какая-то безумная нежность к Нему. Мне хочется протянуть руку и дотронуться кончиками пальцев до щетины на Его подбородке, потрогать Его лицо. Но я не смею, боюсь испортить этот момент, боюсь, что он оттолкнет меня.

Еще какое-то время мы просто смотрим друг на друга, а потом мои руки тянутся к Нему... и я обнимаю Его... так неловко, осторожно и так искренне. И это длится то ли секунду, то ли несколько минут, а затем он встает и отходит.

Я еще какое-то время лежу на кровати без движения. Только через пару минут поворачиваю голову и встречаюсь взглядом с его другом, который все это время находится на другом краю кровати. А я совсем забыла про его существование. У него на лице легкий шок, а мой взгляд совершенно спокоен, я не расстроена и не плачу, его удивление забавит меня.

А потом мы валяемся втроем в кровати, я беру смазку и массирую член сначала Ему, потом его другу, а Он ласкает рукой мою киску, но мои дырочки так натерты, что я чувствую только боль, и не могу и не хочу кончать. Тогда Он берет меня за руку и ведет в ванную мыться.

Я послушно ложусь в ванную, он раздвигает мои колени. Его член все так же стоит, он подрачивает, глядя на меня. Я просто лежу, наслаждаясь этим зрелищем, чувствую необъяснимый кайф глядя на Него вот так снизу вверх. Есть три вещи, на которые можно смотреть вечно... А эта — четвертая: я вижу одновременно и Его лицо, и Его член, и при этом ощущаю себя очень откровенно раскрытой, голой перед Ним, обнаженной физически и морально, более, чем была когда либо с кем либо другим.

В какой-то момент мне кажется, что Он сейчас кончит, и на меня попадет струя спермы, я уже жду этого момента, но происходит неожиданное: вместо спермы мне на грудь попадает струя мочи. Несмотря на то, что мы обсуждали это и я проявляла живой интерес, для меня золотой дождь становится полной неожиданностью. Он мочится мне на грудь, на шею, губы. Я их плотно сжимаю, но немного мочи все равно попадает в рот, чувствую солоноватый привкус, и мне совершенно не противно, даже наоборот... А он спускается ниже, на живот, на киску, потом снова возвращается на лицо. Что я чувстствую — как будто мне сделали необыкновенный подарок, я поражена и обездвижена, полностью расслаблена, вбираю в себя эти новые ощущения.

Он споласкивает меня водой, легко целует... направляет струю душа на мою киску. Струя слишком сильная, и мне поначалу становится больно, я прошу немного уменьшить напор воды, Он уменьшает и отдает мне душ. Когда я до этого доставляла себе удовольствие душем, обычно мне требовалось немало времени, и сейчас я боюсь, что не смогу кончить под его взглядом, чувствую себя в безвыходной ситуации, в какой-то момент мне кажется, что из уголков глаз вот-вот покатятся слезы, но когда я направляю струю на клитор, я чувствую, что кончу, причем достаточно быстро.

Его член все так же стоит, Он смотрит на процесс и дрочит. Я стараюсь смотреть Ему в глаза, но мой взгляд периодически затуманиватся, по телу проходит сладкая судорога, я жмурюсь и облизываю губы. Чувствую себя очень откровенно, я никому никогда раньше не показывала своих игр с душем. Все эти ощущения собираются в необъяснимый кайф, Он не прикасается ко мне, но я чувствую, как мы вовлечены в единый процесс. Его взгляд надо мной и мое беспомощное и беззащитное положение доставляют мне не меньше удовольствия, чем струя душа, я чувствую, как приближается оргазм, любуюсь его классным твердым членом над моей головой, кусаю губы... а потом кончаю... без стонов, криков и закатывания глаз, но испытываю настоящий оргазм, с волной по телу и пульсацией мышц внизу живота. Отвожу руку и с душем, а Он удивлен: не верит, что я кончила. Тогда я как можно быстрее кладу его руку на свою киску, пока пульсация не утихла, чтобы он тоже это почувствовал. Он признается, что чувствует пульсацию, но я не особо верю.

Потом Он выходит из ванной, давая мне немного времени привести себя в порядок.

Когда я выхожу, сразу покрываюсь мурашками, так как комната сильно охлаждена кондиционером, соски твердеют, и Он тащит меня на балкон погреться. Мы стоим там абсолютно голые, я опускаюсь на колени и сосу. Его член впервые легко проходит в мое горло. Головка большая, и раньше мне никак не удавалось в таком положении проглотить его член полностью. Но перед этим Он несколько раз трахнул меня в ванной в рот, вплоть до того, что у меня сработал рвотный рефлекс. И теперь мое горлышко легко аскрывается для Его большого члена. Я самозабвенно наслаждаюсь этим ощущением, и мне все равно, что нас могут увидеть. Я даже хочу, чтобы нас увидели, зрелище должно быть отличное.

Потом Он поднимает меня, я облакачивачиваюсь на перила, а Он входит в меня. Когда Он начинает движение, все мое тело покрывается мурашками, и я хочу, чтобы он это почувствовал. Он целует и трахает меня. Когда замедляет движение, мурашки проходят, когда снова ускоряется, я опять покрываюсь гусиной кожей. Я чувствую нежность и страсть, и моей киске приятней чем обычно. Целую его в ответ, нежно, открыто, с чувством и кайфом. И я знаю, что он ощущает то же самое.

Кончает Он мне на лицо, я получаю особое удовольствие от того, что хоть немного спермы попадает мне в рот, смакую ее. И я счастлива.

А потом все заканчивается, и его друг отвозит меня домой.

Когда мы садимся в машину, разговор не особо клеится, да и мне не хочется болтать. Он включает музыку и я внезапно говорю:

— А поставь рэпчик. Такой, чтоб слезы наворачивались, или прям четкий.

Он удивляется:

— Откуда ты знаешь, что у меня есть такая музыка?

— Догадалась, — отвечаю я. — А есть?

Он ставит что-то из того, что я просила, мы едем молча.

У него Субару, 3 часа ночи, город пустой, и мне даже немного удается насладиться этой ездой.

Когда мы подъезжаем к моему дому, я спрашиваю:

— Ну как, ты в шоке?

Он отвечает вопросом на вопрос:

— А ты?

— Я в шоке, — говорю я.

И выхожу из машины.

Яндекс.Метрика